Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

кукяй

Грека и рак

В детстве меня много мучали буквой «р» — я её тогда не произносил и до сих пор этого не делаю, правда большинство этого не замечает, — со временем сам собой как-то научился её имитировать.

Походы к логопеду, в данном случае, дали мне только одно: я с пулемётной скоростью, быстрее всех, кто со мной пытался соревноваться, умею выдавать скороговорку про беспечного грека, который суёт руки в реки.

Сегодня веселил этим дочку и, отсмеявшись, она задала очень интересные вопросы: что за грека? через какую реку и куда он ехал? и зачем он засунул руку в реку?

Грека едет через реку в литературно-художественном и научно-публицистическом журнале «Красная Новь», №4, 1924 год

Судя по тому, что удалось нагуглить, ответы на эти вопросы неизвестны, однако проследив судьбу скороговорки от нашего времени до 20-х годов (в более ранних источниках грека не обнаруживается), кое-что узнать всё-таки удалось.

Первое, что меня сильно удивило, «грека», — по всей видимости, национальность, а не имя (как я думал ранее), — во всех ранних источниках это слово написано с маленькой буквы. Так что история не персонализированная и шансов когда-либо узнать, что грека забыл за рекою, исчезающе мало.

А во-вторых (и тут нас ждёт небольшое открытие), нашёлся ранний (1924 года) вариант скороговорки, в котором история несколько меняется! Он на скриншоте, в этом варианте грека «и рукою рака цап» и это совершенно другое дело.

Вообще в двадцатом веке вариантов концовки было множество: «грека за руку рак — цап!» (Георгий Никифоров, «Кимба», 1926), «рак у грека руку цап» (Бирюков, «Крылатые слова на Урале», 1960) или тот, что на скриншоте (Б. Д. Четвериков, «Атава», 1924 год).

Мне хочется верить, что самый ранний вариант, — опубликованный Борисом Дмитриевичем Четвериковым в «Красной Нови», является исходным, так как в нём больше логики. Если это так, то по меньшей мере один вопрос в истории про греку отпадает сам собой.



Ссылка на оригинал.
кукяй

Загадка: что за устройство?

Вчера гуляли с дочкой по музеям — ей нравится рассматривать старинные вещи. Начали с музея Ленина, потом на арендованном самокате доехали до дома Боратынского, оттуда — заглянули к Бренингам.

Бренинги — достаточно известная в Казани фамилия, думаю прежде всего из-за Арнольда Бренинга, который оставил после себя обширный архив дореволюционных фотографий нашего города.

Загадочное устройство в казанском музее Бренингов

Как человек, интересующийся историей Казани, я эту фамилию встречал неоднократно, но в музее Бренингов не был. Впрочем, в самостоятельный музей он выделился совсем недавно, что явно пошло ему на пользу, — хоть экспозиции как таковой пока и нет, зато все вещи можно рассмотреть максимально близко. Жалко, что дочка к этому времени уже устала, я бы остался в этом небольшом музейчике до закрытия.

Сотрудница, которая показывала нам музей, устроила нам викторину, но я тёртый калач, отгадал предназначение всех предметов, кроме одного. Он на фото, сможете угадать что за устройство такое?



Ссылка на оригинал.
кукяй

Интернет на лазерных указках

Есть такая поговорка «всё новое — хорошо забытое старое», не думаю, что она работает в общем случае, но в некоторых частностях попадает в точку.

В конце 90-х и начале 2000-х в нашей существовала проблема «последней мили» — магистральные каналы интернета в крупных городах были проложены, но до конечного потребителя их дотянуть было проблематично из-за множества причин.

В то время рождалось много интересных решений вроде интернета через радиоточку или проекта локальной сети для обмена трафиком через оптические линии связи на лазерных указках.

Разворот статьи в журнале «Electronics Australia» за октябрь 1997, посвящённый сетям на лазерных указках

Честно сказать, такие сети я ни разу в живую не видел, хотя одно время сети на лазерных указках были горячей темой на определённых форумах. Идея любопытная, но реализовать на практике её тяжеловато — даже если абстрагироваться от аппаратной части, есть чисто внешние проблемы — дома раскачиваются, смещая пятно лазера, туман, дождь, снег и солнце неизбежно ухудшают видимость. Не уверен, что кому-то удавалось сделать что-то прилично работающее в кустарных условиях.

В общем, оптические линии с той поры у меня стали ассоциироваться с чем-то сомнительным и сделанным на коленке.

Я знать не знал, что все эти любительские эксперименты были попытками повторить существовавшие уже тогда промышленные (и слишком дорогие для массового использования) решения, позволяющие получать очень неплохие по тем временам скорости от единиц до сотни мегабит.

Кустари эту идею давно оставили, тогда как промышленность, по всей видимости, нет. И когда недавно я прочитал про лазерный интернет между городами от лаборатории «Экс Девелопмент» (входит в один холдинг с «Гуглом»), сначала мне вспомнились все эти лазерные указки, повеяло красными глазами, костылями и энтузиазмом ранних двухтысячных.

Оказалось, что это вполне серьёзная отрасль, развивавшаяся более двадцати лет, причём использование этого решения тут вполне оправдано — города разделяет бурная и глубокая горная река, оптику не проложить, а лазерный интернет даёт скорость в десятки гигабит с хорошей надёжностью на расстоянии в десять и более километров.

Осталось выкинуть из головы картинку фидошника с отвёрткой, на глазок пытающегося попасть лучом лазера в оптический приёмник на соседнем доме.



Ссылка на оригинал.
кукяй

Временна́я линия

Недавно в комментариях к одному посту человек обвинил меня в том, что я, якобы, использую новояз, — говорю «временна́я линия», вместо «таймлайн». Мне всегда казалось, что новояз — это как раз «таймлайн», а словосочетание «временна́я линия» раньше время от времени встречалось в советской литературе.

Г. Н. Льюис, «Анатомия науки», Государственное издательство, М.-Л., 1929

Не смотря на свою уверенность, всё же посмотрел не имею ли я дело с эффектом Манделы. Самое раннее упоминание, которое удалось найти — 1929 год, книга «Анатомия науки», в более поздних книгах эти слова тоже встречаются.

В основном это научные издания, но в то время они не не могли попасться, скорее я мог наткнуться на это выражение в советской научной фантастике, которую сейчас из молодого поколения мало кто читает.

Это всё имеет отношение к тому, что сами по себе слова ничего не несут, имеет значение лишь то привычны они или нет. С этой точки зрения, глупо смеяться над «мокроступами», — если бы слово было в нашем лексиконе, никто бы не считал, что оно смешное. Как не смеются над «самоваром» или «вертолётом».



Ссылка на оригинал.
кукяй

«Катюша»

Мы с женой давно решили, что будем знакомить дочку в том числе и с советской культурой, поэтому иногда вполне сознательно показываем ей советские мультфильмы или ставим песни. Разумеется не все подряд, а те, что сами считаем классикой.

Не всё ей западает в душу, но известнейшая песня «Катюша» понравилась настолько, что мы её прослушали вместе раз, наверное, пятьсот в различных исполнениях и выучили наизусть слова — в прошедшем недавно отпуске дочка распевала её от и до всю поездку из отеля в аэропорт.

Пластинка 1930—40 годов с песней «Катюша»

Ей настолько интересна эта песня, что пришлось даже купить грампластинку к патефону с наиболее «ламповым» исполнением (Валентиной Батищевой), которое понравилось больше всего (для специалистов — «ЛЭФ», матричный номер 1020).

Пластинку трудно датировать, но похоже повезло купить довольно ранний экземпляр — 30—40-х годов, точнее трудно сказать, — датировка пластинок сложная штука. Я только начинаю в неё погружаться, но уже понимаю, что это редко удаётся сделать с хорошей точностью.



Ссылка на оригинал.
кукяй

Сапрыкины

Забавно, что с потомком Топорнина, дореволюционный кирпич которого я нашёл на одном из островов в прошлом году, у нас, похоже, обнаружились дальние родственные связи. Моя прапрапра- Авдотья Барисовна Сапрыкина (1733 года рождения) по многим признакам из того же рода, что и жена брата производителя упомянутых кирпичей.

Деревня Сапрыкина на специальной карте Западной части России Шуберта (1826—1840 года)

Согласно моим сведениями, Авдотья (по другим источникам — Евдокия) Барисовна родом из деревни Прокудина в Долгой поляне. В этот населённый пункт род Сапрыкиных попал примерно в середине 17-го века из починка Сапрыкина, названного так по имени его основателя — Сапрыкина Анцифера (Онцифера) Ивановича.

Вот что написано об этом починке в переписи Афонасья Бобарыкина с товарищами 1646-го и 1646 годов:

Починок Сопрыкин
по стороне Долгой поляны на изроге Околенского лесу на колодезе на Пониковце в поместье.
№205. За Онцифером Ивановым сыном Сапрыкина двор — бобыль Оксенка Смагунов
В починке один сын боярский, помещичий двор и двор бобыля.

Некоторые слова уже устарели и, как мне кажется, требуют пояснения. Так изрог — это возвышение, бобыль — безземельный крестьянин, а починок — так называли населённые пункты на этапе возникновения.

Если появится свободное время, надо будет обратить внимание на эту ветку, кажется по ней, при определённой доли везения, можно будет добраться до конца 16-го века.



Ссылка на оригинал.
кукяй

Купил ювелирные весы

Купил себе ювелирные весы — интересно стало померять вес «чешуек» (серебряных небольших монет), которые у меня есть. Триггером к покупке послужила копейка Михаила Фёдоровича, которая недавно попала мне в руки.

Вообще её нормативный вес которой должен быть 0,49—0,5 грамма. Но царь был не дурак поэкономить и к концу его правления монета постоянно «худела», вплоть до 0,42—0,45 грамма. У меня, судя по весу, как раз такая «облегчённая» версия — 0,455 грамма, если верить моим весам.

Копейка Михаила Фёдоровича (1613—1645), вес — 0,45 грамма, выпущена ближе к концу правления

Честно сказать, «чешуи» у меня — всего две штуки, похвастаться особо нечем.

Вторую по рисункам или буквам опознать не удалось — на поверхности остались лишь лёгкие следы, потому была надежда на определение по весу. Увы, и тут безнадёжно — в весе 0,37 грамма находится слишком много монет, не за что зацепиться.

Неопознанная «чешуйка», буквы едва просматриваются, вес — 0,37 грамма

Надеюсь в будущем будет больше причин доставать эти весы из шкафа — я «чешую» люблю, а она меня почему-то нет — не находится.



Ссылка на оригинал.
кукяй

Монета Михаила Фёдоровича

Давно хотел в свою коллекцию какую-нибудь допетровскую монету и вот, — заполучил, наконец, копейку Михаила Фёдоровича, первого русского царя из династии Романовых.

Монеты в те времена изготавливали вручную из медной или серебряной проволоки, которую резали на равные кусочки, а потом сплющивали. Изображение выбивали в самом конце ручными чеканами. Из-за несовершенства процесса все монеты получались разномастными и неправильной формы. Сейчас их называют «чешуйками», из-за схожести с рыбьей чешуёй.

Так называемая «чешуйка» первого русского царя — Михаила Фёдоровича, 1613—1645

Год чеканки на таких монетах бывает очень редко, но в принципе, можно примерно определить его по весу — Михаил Фёдорович был большим затейником и решил тайно сэкономить — начиная с 1618 года вес его монет начал потихонечку падать. Если в начале его правления копейка весила 0,49—0,50 грамма, то к концу — 0,42—0,45.

Надо будет озаботиться как-нибудь покупкой ювелирных весов (у них шаг 0,01 грамма) и измерить.



Ссылка на оригинал.
кукяй

Продолжение истории с кладбища

В 2013 году мы с женой ездили на малую родину в небольшую экспедицию — тогда я активно изучал своё родовое дерево и очень надеялся найти какие-нибудь неизвестные до этого могилы предков.

В этом я не преуспел, зато пофографировал старинные каменные надгробья, редкие для той части Татарстана, где я родился. Какой-то особой цели у меня не было, просто хотелось запечатлеть уходящую историю — на кладбищах постоянно хоронят поверх старых могил.

А четыре дня назад случилось нечто, придающее моим действиям дополнительный смысл, — мне написал человек, который с помощью моей заметки разыскал родственников, — под двумя надгробиями похоронены двоюродные братья его прапрапрадеда. Он съездил к ним на могилы и привёл их в порядок — убрался и прорисовал буквы на камнях.

Говорит это самые старые могилы родственников, которые сохранились.

Под сим камним покоитсѧ прахъ божиѧ раб Семена Емельѧнова Выдрина
Здесь покоится Василѣи Егорочъ Выдренъ сконча 1889 года декб 24 днѧ. Миръ праху твоему дорогой родитэль

Интересно, что на одном из камней почти полностью отсутствуют «еры» («ъ») в конце слов. То ли сэкономили, то ли просто написано с ошибками — в других местах их хватает.

В этих могилах в Старой Письмянке покоятся Василий Егорович (1827—1889) и Семён Емельянович Выдрины (1824—?). Пишу, чтобы легче гуглилось, вдруг ещё какие их родственники объявятся.

Глядя на то, что сохранилось от предков у моих знакомых и друзей, иногда складывается ощущение, что история заинтересована в том, чтобы вычеркнуть меня из себя — настолько мало материальных следов существования нашего рода осталось.

Этому есть, конечно, вполне объективные причины: очень многое было просто выброшено, сгорело в пожарах, утеряно на кладбищах — несколько очень старых могил мы просто не смогли найти, на их месте уже другие. С фотографиями тоже туго — кто бы фотографировал простых деревенских крестьян.

Впрочем, некоторым моим знакомым повезло и того меньше — они не могут пробиться дальше поколений своих дедушек и бабушек, просто не получается — поумирали все те, кто мог дать хоть малейшие зацепки.



Ссылка на оригинал.
кукяй

Лестница из общежития фабрики Крестовниковых

Фабрику братьев Крестовниковых я уже упоминал, когда рассказывал про найденный как-то дореволюционный ярлык от стеариновых свечей. Тогда я даже не догадывался, что спустя год мне удастся попасть в здание, которое когда-то было общежитием при этой фабрике.

Здание выкупил частный инвестор и сейчас в нём идёт ремонт, в ходе которого обнаружилась идеально сохранившаяся старинная лестница. На неё я и пришёл посмотреть.

Элементы лестницы

Мини-экскурсию мне провела Жанна из компании «Центр-медиа», офис которой будет располагаться в этом здании. Жаль не застал лестницу в зелёном цвете — к тому времени как я собрался, её уже перекрасили в чёрный. Может быть так она лучше выглядит, но клейма на ней стали хуже читаться.

Всё превосходно сохранилось

Я уже фотографировал у нас в Казани перила моста, сделанные из рельсов 40-х и 50-х годов, а тут клейма постарше — 1875 и 1877 гг. Думаю, когда здание откроется после ремонта сходить туда ещё раз и рассмотреть всё детальнее, в этот раз я очень спешил и успел сделать только несколько снимков.

Лестница сделана в том числе из из кусков рельс 1875—77 гг.

Любопытное, но вполне логичное решение — использовать в качестве основы лестницы использованные рельсы. Надо будет в исторических зданиях приглядываться к лестницам внимательнее — глядишь где-то ещё окажутся рельсы с клеймами.

Вид вблизи: «BV & Co. 1875 URAL RAILWAY»

На моём снимке видно клеймо «BV & Co 1875 URAL RAILWAY», но вообще их там несколько разновидностей. Встречается ещё, например, «URAL N.Y.I Co 1875». Надо будет поискать производителей. Хорошо, что даты подкрасили бронзовкой, сразу видно куда обращать внимание.

Кирпич с тычковым клеймом «ПЖ» — завод Павла Тимофеевича Жуковского

По всему зданию встречаются кирпичи с тычковым клеймом «ПЖ» — с заводов казанского городского архитектора Павла Тимофеевича Жуковского, кирпичом он занимался с 1859 года. Клеймо одно из самых распространённых — из такого кирпича в Казани построена целая прорва зданий.

Кстати, вокруг этого здания ещё очень много других объектов старины, жаль только все они находятся на территории завода «Нефис» и до них не добраться. Любоваться ими получается только из-за забора. Остаётся только мечтать, что однажды «Нефис» перенесёт своё производство за город, а здания передаст заинтересованным в сохранении истории людям.



Ссылка на оригинал.